Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Быков стихи о любви

Конечно, «Да здравствует фикус! Но честно могу вам сказать: такого яркого и блистательного поколения, как то, что я вижу сейчас, особенно среди провинциалов, я не видел никогда. Мы латиноамериканцы, революция у нас в крови. Только б тонко касаться руки И волос твоих цветом в осень. Он просто взял аванс у издателя и не смог ничего придумать. Важно, что Лем в принципе очень точно проник в природу жанра: чем дальше семантически между собой разнесены приметы кошмара, тем это страшнее. И куда бы я ни поехал, я это вижу. Здесь ответы — лишь «по фиг» и «на фиг», Здесь, старушечью келью храня, С чёрно-белых простых фотографий Перемёршая смотрит родня, Здесь в одном магазине — селёдка, Мыло, ситец, святые дары, А в сарае целует залётка Внучку-дуру — бестужи шары. Над миром другая эпоха взлетела, крылами плеща… Но мне без любви твоей плохо, хочу я тебя и борща!

Христопосодобность — это залог христианина. » — сказали полдракона. Не смущай меня, оттепель. А то, как мы за все порывы платимся? Потому что выбор небогат. Ведь я у них трубу не украду? Он был в полном боевом снаряжении. Что ни «Лада» у них, то «Калина». Рассудишь так — взбунтуются фанаты, рассудишь сяк — поднимется Кавказ, вдобавок не кавказский, а столичный.

Дмитрий Быков - лучшие стихотворения - сегодня обновлено.

Покамест мы мочили несогласных, натравливая доноров на них, покамест разгоняли безопасных — тут вырос убедительный гнойник; любая из сторон пойдет на принцип, плюя на страх, не избегая пуль; имеются и свой Гаврила Принцип, и Фердинанд, и главное — июль… Тут напортачишь, даже не желая. Но гниль — прочней всего. А если девушка подчас, у двери перед вами стоя, воскликнет, промокая глаз, — мол, я не понимаю, кто я?! Главные претензии странны: лидеру не нравится Незнайка в гордой роли символа страны. Дмитрий Быков Иллюстрация ГЕОРГИЯ МУРЫШКИНА Дмитрий Быков - Вот как ни кинь, люблю я Фрейда стих Вот как ни кинь, люблю я Фрейда, Признаю с тайною тоской. Всем распахнут город наш овальный, но молите, чтоб судьба спасла вас от Маяковской-Триумфальной в вечер тридцать первого числа. Как прекрасно всё чужое! С тех пор как открыли границы, сбежавших друзей не сочту.

» Не настолько знаю, чтобы иметь мнение. Но это нам трудней. Мне кажется, я расположил к себе Айтматова, когда при первом знакомстве с ним… Летели мы на какие-то дни российской культуры в Азербайджан, там он тоже участвовал. Так что он должен уйти. Он внушил себе, что в тот миг, когда его, Раппопорта, расстреляют, он перевоплотится в этого немца. Андрухович — то же самое могу сказать о стихах.

Покамест мы мочили несогласных, натравливая доноров на них, покамест разгоняли безопасных — тут вырос убедительный гнойник; любая из сторон пойдет на принцип, плюя на страх, не избегая пуль; имеются и свой Гаврила Принцип, и Фердинанд, и главное — июль… Тут напортачишь, даже не желая. » — спрашивает меня с какой-то стати vadim023, с которым я никогда не пил на брудершафт. Я считаю, что Германия не избавилась от фашизма, Германия погибла вместе с фашизмом. Россия неизменна и горда, и пирамида русская тверда, нах: промышленность, наука, нефть и газ, семья и школа — все стоит на нас. Я не хочу сказать, что Ходасевич — ничтожество.



copyright © mtk-stroi.ru